AiHMM logo

Пенитенциарные учреждения Азербайджана

Форма входа

Главная » 2015 » Январь » 1 » Глава Европейского Комитета: «В азербайджанских тюрьмах лучше, чем в большинстве стран Европы» (эксклюзив)
19:18
Глава Европейского Комитета: «В азербайджанских тюрьмах лучше, чем в большинстве стран Европы» (эксклюзив)

26 Декабря 2014, 17:13

Автор: Беседовал Эйнулла Фатуллаев

Наш сегодняшний собеседник – председатель Комитета по предотвращению пыток Совета Европы. И зовут этого человека Лятиф Гусейнов. Да-да, известный ученый-правовед, сотрудник Аппарата Милли меджлиса Л.Гусейнов поднялся до вершины европейского политического Олимпа, что не может не вызывать восхищения у нас, его соотечественников. Расспросить этого важного европейского чиновника о положении с правами человека в странах Европы, получить его репрезентативную экспертную оценку на фоне разрастающейся критики в адрес Азербайджана вдвойне интересно. На протяжении нескольких месяцев мы добивались встречи с Л.Гусейновым, просили его ответить на важные и актуальные вопросы. И наконец, в канун Нового года глава комитета, который только вернулся из очередной служебной командировки, нашел время, чтобы ответить на поставленные вопросы. Беседа получилась живой и интересной. Впрочем, судить вам, уважаемые читатели. Тем более что говорили мы не только о Европе, но и о ситуации в самом Азербайджане. - Ваше избрание на высокий пост председателя Европейского Комитета по предотвращению пыток вызвало широкий резонанс не только в самом Азербайджане, но и далеко за его пределами. Представитель Азербайджана – страны, которая довольно часто подвергается критике ведущих международных организаций, в том числе Совета Европы, во главе Комитета, стоящего на страже прав человека. Согласитесь, это весьма парадоксально. Насколько я помню, вы первый представитель нашей страны, который возглавил такую авторитетную международную организацию. Как чувствует себя гражданин страны, против которой направлен огонь критики, во главе одного из главных структурных образований Совета Европы? - Знаете, ваши вопросы в какой-то степени напоминают мне недавнее высказывание одного из британских парламентариев-консерваторов. Как известно, консерваторы с Туманного Альбиона в последнее время резко критикуют Европейский суд по правам человека и даже грозятся выйти из-под юрисдикции этого «иностранного» суда. И это только потому, что Страсбургский суд в ряде своих решений находил нарушения британскими властями основных прав и свобод человека; речь, в частности, идет о таких нарушениях, как автоматическое лишение осужденных права голосовать на выборах или экстрадиция иностранного гражданина вопреки определенным процедурным гарантиям. Так вот, этот блюститель британских интересов недоумевает по поводу того, как судьи Европейского суда, избранные от Азербайджана, Молдовы и Черногории, могут вершить правосудие над страной, имеющей многовековые правозащитные традиции. Впрочем, подобные высказывания звучали и раньше. Так, еще в 1981 году министр юстиции Франции публично заявлял, что его стране не следует признавать обязательную юрисдикцию Европейского суда по правам человека, так как он считал недопустимым, чтобы судьи из других стран учили Францию, подарившую миру еще два столетия назад Декларацию прав человека и гражданина. Такого рода заявления не только беспочвенны, но даже и очень вредны, поскольку содержат в себе предвзятое и дискриминационное отношение к тем или иным странам и их гражданам. Да, кстати, мне говорили, что мое избрание на этот пост в свое время было встречено в штыки со стороны некоторых местных оппозиционных СМИ. Видимо, тех и этих связывает общий интерес: неприятие успехов Азербайджана и азербайджанцев. Я не считаю, что мое избрание на пост председателя Европейского комитета по предупреждению пыток является каким-то парадоксом или случайностью. Никто не станет отрицать, что в странах новой демократии, включая Азербайджан, есть очень развитая юридическая школа и юристы высочайшей квалификации, которые внесли определенный вклад в развитие европейской юриспруденции. Полагаю, что мое избрание на эту должность как раз свидетельствует о высоком человеческом потенциале Азербайджана и о признании европейскими профессионалами нашей юридической школы. Напомню, что председатель нашего Комитета, состоящего из 47 членов (от каждого государства Совета Европы по одному эксперту) избирается не на основе ротации, а на индивидуальной основе, то есть с учетом профессионализма и управленческих качеств претендента. Хочу особо отметить, что всего лишь за 20 лет независимый Азербайджан достиг существенного прогресса в сфере прав человека и демократии. В стране создана должная законодательная основа для проведения в жизнь принципов правового государства, успешно функционируют демократические институты. Надо признать, что в этих прогрессивных реформах и преобразованиях немалая роль принадлежит Совету Европы. Но есть также определенные проблемы и недостатки, в частности в сфере имплементации принятых законов. Госструктуры и должностные лица допускают нарушения прав граждан. Я считаю, что критика со стороны, если она здоровая, конструктивная и без двойных стандартов, – хорошее подспорье для властей, поскольку может способствовать устранению недостатков в указанной сфере. Именно на это указывал президент Азербайджана господин Ильхам Алиев в своем выступлении в ПАСЕ в июне этого года. «Мы готовы реагировать на конструктивную критику и реагируем на это», - сказал он. - На фоне краха политического либерализма, констатируемого многими европейскими экспертами, заметно ухудшается ситуация с правами человека в европейских тюрьмах. Даже беглый анализ решений Европейского суда по условиям содержания в тюрьмах Франции, Бельгии, Великобритании и других стран развитой демократии приводит к неутешительным выводам о частых нарушениях прав заключенных. Представители вашего Комитета часто инспектируют учреждения по отбыванию наказания. И вы открыто и довольно жестко критикуете положение в европейских тюрьмах. Что происходит? Как вы объясняете столь частое нарушение прав осужденных в Европе? - Действительно, положение дел с правами человека в европейских государствах, в том числе и в странах старой демократии, в последние годы имеет тенденцию к ухудшению. Не столько решения Европейского суда по правам человека, сколько отчеты мониторинговых органов Совета Европы позволяют нам сделать такой печальный вывод. Чтобы не быть голословным, назову те сферы, где нарушения прав человека имеют наиболее очевидный и серьезный характер. Это применение полицией непропорциональной силы для разгона демонстраций и массовых протестов; различные проявления расизма и расовой дискриминации, нередко сопряженные с насилием; бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с мигрантами-заключенными; применение явно неоправданных и грубых ограничений в контексте борьбы с терроризмом; существенное ухудшение социального положения людей, в особенности уязвимых слоев населения. На мой взгляд, наиболее кричащей проблемой в области прав человека на Старом континенте сегодня является опасный рост расизма, ксенофобии и исламофобии. Я неплохо знаком с этими вопросами, потому что более шести лет работал в Европейской комиссии против расизма и нетерпимости – одной из значимых мониторинговых структур Совета Европы. В наши дни в западных странах мигрантов, особенно мусульман, считают «опасным классом» и все социальные патологии в основном связывают именно с ними. В Европе сегодня нетерпимость к «чужим» перекочевала из анекдотов и выдуманных житейских историй в СМИ и политический дискурс и вылилась в целом ряде случаев в насильственные акты, притом при отсутствии должного противодействия со стороны властей. Печально, что правительственные мужи не признавали и не признают тревожного роста расизма и, более того, пренебрежительно относятся к объективным отчетам Совета Европы. В этой связи хочу напомнить вам один весьма примечательный факт. В мае 2006 года Европейская комиссия против расизма и нетерпимости опубликовала свой очередной доклад по Дании, который содержал очень критическую оценку ситуации с расизмом и исламофобией в этой стране. Премьер-министр страны Андерс Фог Расмуссен (впоследствии стал генеральным секретарем НАТО) публично заявил, что «к этому докладу мы не можем серьезно относиться» и что «его надо бросить в мусорное ведро». Мне представляется, что захлестнувший Европу экономический кризис еще больше обострил кризис либерализма и толерантности на континенте. Руководители стран развитой демократии (в частности Великобритании, Германии и Нидерландов) стали делать заявления о крахе мультикультурализма как идеологии толерантных отношений между различными этническими, религиозными и культурными группами. Все это не может не вызывать глубокого сожаления. А давайте посмотрим, какова позиция Азербайджана по этому вопросу. Выступая на IV Бакинском международном гуманитарном форуме, президент Ильхам Алиев подчеркивал: «В современном мире альтернативы мультикультурализму нет. Так как абсолютное большинство стран мира – это многонациональные страны. Если мультикультурализм потерпел крах, то тогда что может стать альтернативой ему? И это очень ясно. Это дискриминация, расизм, ксенофобия, исламофобия, антисемитизм». Примечательно, что в Азербайджане, особенно в последние годы, приняты очень важные политические, законодательные и институциональные меры для развития и укрепления традиций мультикультурализма. Сегодня Азербайджан известен в мире не только как страна с богатыми энергоресурсами, но и как толерантное и мультикультуральное государство. - Ваш Комитет обнародовал довольный критический доклад по ситуации в России. А в период правления Януковича вы достаточно остро критиковали и Украину. Но вместе с тем порой умалчивается ухудшение ситуации с правами человека в европейских странах. Создается впечатление, что Совет Европы провел своего рода разделительную черту между странами, которые можно критиковать, и теми, кого трогать нельзя. Почему ваш Комитет в большей мере сконцентрировал внимание на постсоветских странах? Ведь столько решений Страсбургского суда по странам Запада, но никакой обеспокоенности, никакой реакции с вашей стороны нет… - Сначала позвольте ответить на критику в адрес нашего Комитета, а затем я хотел бы затронуть ряд иных, более широких аспектов. Что касается Украины, то доклады Комитета о положении дел в этой стране всегда отличались критичностью, в том числе и «до Януковича». Последний наш визит в Украину состоялся в сентябре прошлого года, т.е. в период «после Януковича». Я настоятельно советую Вам прочитать доклад по итогам этого визита. Он скоро должен быть опубликован. Позволю себе оспорить и следующее ваше наблюдение - о том, что наш Комитет якобы больше критикует постсоветские страны. Это, конечно же, не так. Если вы посмотрите наши доклады по таким странам как Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Греция, Кипр, Испания, Италия, Македония, Мальта, Португалия, Сербия, Франция, то убедитесь, что, по мнению Комитета, заключенные имеют серьезные проблемы не только в постсоветских странах. Могу сказать со всей ответственностью, что Европейский комитет по предупреждению пыток с самого начала своей деятельности – а в этом году ему исполнилось ровно 25 лет – отличался своей объективностью и непредвзятостью. Это подлинно независимый и не политизированный орган, в котором работали и работают истинные профессионалы. Вот что сказал мне однажды в Страсбурге посол одного из восточноевропейских государств: «Мы внимательно читаем доклады вашего Комитета и видим, что вы нас критикуете в такой же степени, что и другие государства, где обращение с заключенными не лучше, чем у нас. Вот потому мы нормально воспринимаем вашу критику и готовы с вами сотрудничать». Но я разделяю ваше следующее наблюдение - о том, что объективность и беспристрастность присущи не всем международным структурам. Действительно, что мы часто видим? То, что критикуются в основном одни и те же страны, в то время как другие государства, имеющие идентичные или схожие проблемы, остаются вне критики. Или, скажем, почему мониторинг, проводимый в рамках ПАСЕ, охватывает только часть государств Совета Европы. Нельзя допустить, чтобы политические интересы государств, вернее, определенной группы государств довлели над правами человека, чтобы права человека становились инструментом реализации этих интересов. Поверьте, наш Комитет никакой формальной или неформальной классификации между странами Совета Европы никогда не проводил. Тем более по тому критерию, который вы назвали. Любой международный правозащитный орган, если он хочет быть объективным и считаться таковым, должен четко соблюдать принцип равного отношения ко всем государствам-участникам, ни в коем случае не допускать двойных стандартов.Здесь позволю себе сделать отступление общего характера. Зачастую членство в международной организации понимается как односторонняя дорога, что, мол, только государства-члены имеют обязательства в отношении данной организации и других государств-членов. Это неверное представление. Международная организация тоже несет определенные обязательства перед государствами-членами, вытекающие из ее целей и принципов. Так, Азербайджан как член Совета Европы взял на себя определенные обязательства, касающиеся обеспечения в пределах своей юрисдикции принципов демократии, верховенства права и прав человека. Но и Совет Европы имеет обязательства перед Азербайджаном. Я считаю, что если по сей день Совет Европы не применил санкции против Армении как государства-агрессора, оккупировавшего значительную часть территории Азербайджанской Республики, то этим нарушил свои уставные обязательства (хотя ПАСЕ в своей резолюции № 1416 от 2005 года признала факт оккупации Арменией азербайджанских земель). Если в отношении России были применены санкции, а в отношении Армении – нет, то это явное нарушение принципов объективности и равного отношения к государствам-членам. Далее, Совет Европы не должен применять двойных стандартов. Применение вопроса о ползаключенных только в отношении Азербайджана также может рассматриваться как нарушение равного отношения, и потому вызывает справедливые нарекания со стороны азербайджанских властей. Равным образом наш Комитет тоже имеет обязательства перед государствами. Некоторые из них прямо указаны в нашей Конвенции: требование об уведомлении властей о предстоящем визите; требование о направлении государству доклада о визите и т.д. Но есть и другие обязательства: равное отношение ко всем государствам-участникам, о котором я уже говорил; объективность; недопущение политизированного подхода. Мы всегда подчеркиваем, что если мы приехали в страну проверять положение дел в местах лишения свободы, мы все же не являемся инспекторами. Наш Комитет – превентивный орган, что означает, что мы должны помочь государству устранять обстоятельства и ситуации, которые могут вести к бесчеловечному обращению. Мы не должны действовать как неправительственная организация: услышал что-то, так сразу зафиксировать и обнародовать это. Такой подход неприемлем. Полученная информация или утверждения о пытках надо перепроверить, пойти к властям, услышать их доводы, позицию. Если это не делается, то нарушается принцип сотрудничества. Что касается принципа равного отношения, то он может иметь определенные, вполне оправданные исключения. Так, Комитет посещает страны Совета Европы, как правило, через каждые 4-5 лет. Но вы согласитесь, что посещать Сан-Марино, Лихтенштейн или Исландию с такой же периодичностью, как и Германию или Польшу, вряд ли будет оправданно. В первых трех странах действительно меньше проблем что касается обращения с лицами, лишенными свободы, и условий их содержания. Для примера скажу, что в единственной 12-местной тюрьме в Сан-Марино делегация нашего Комитета во время своего визита в 2013 году нашла всего лишь одного заключенного, расходы на содержание которого составляют рекордную для Европы сумму – 750 евро в день. Ради интереса скажу, что второй в данном списке идет Швеция – 620 евро в день, в то время как в Болгарии и Украине эта сумма составляет всего лишь 3 евро. Второе исключение из принципа равного отношения исходит из правомочия Комитета осуществлять внеплановые визиты (так называемые ad hoc визиты). Итак, наш Комитет может в любое время посетить любую страну, если этого требуют обстоятельства. Комитет сам определяет – на основе полученной информации из разных источников, – существуют ли подобные обстоятельства. Приведу примеры. В 2005 году Комитет осуществил свой четвертый периодический визит в Грецию. По итогам визита Комитет заключил, что греческие власти не выполнили многие из его прежних рекомендаций. Две проблемы имели наиболее серьезный характер: структурные недостатки в пенитенциарной системе и бесчеловечные условия содержания мигрантов-заключенных. Поскольку представленный властями ответ не удовлетворил Комитет, было решено вновь вернуться в страну в 2007 году. И этот визит показал, что ключевые рекомендации Комитета остаются невыполненными. После этого мы каждый год возвращались в Грецию вплоть до 2011 года – три раза с ad hoc визитами, а один раз – для встречи с руководителями профильных министерств. К сожалению, власти Греции не сделали должных выводов и не смогли устранить обнаруженные Комитетом серьезнейшие проблемы. В таком случае Комитет вынужден был прибегнуть к санкции – сделать публичное заявление на основании пункта 2 статьи 10 Конвенции. Во время очередного визита в Армению в 2010 году в исправительном учреждении «Ереван-Кентрон» делегация Комитета встретилась с двумя осужденными, отбывающими пожизненное лишение свободы. Это были два брата, которые с 2001 года содержались в одиночном заключении, вследствие чего у обоих развились серьезные психические расстройства. Комитет посчитал, что подобные условия содержания являют собой бесчеловечное обращение. В 2011 году Комитет вновь посетил этих заключенных и обнаружил, что власти не выполнили рекомендации Комитета, в частности не было принято никаких мер, чтобы положить конец одиночному заключению обоих братьев и предоставить им надлежащую психиатрическую помощь. В последующем Комитет еще два раза (в 2013-м и 2014 году) возвращался в Ереван, чтобы проверить, как выполняются указанные рекомендации. Доклады по этим двум визитам еще не обнародованы. Наш визит в Украину в самый разгар событий на Майдане можно считать удачным прецедентом в плане оперативного реагирования на предполагаемые нарушения. 18-20 февраля этого года, когда в центре столицы Украины происходили настоящее кровопролитие и массовые аресты, делегация нашего Комитета, которую как раз возглавлял я, находилась в Киеве и выполняла свою работу в тех тяжелейших условиях. - Спрошу прямо, вам когда-либо запрещали критиковать те или иные государства? К примеру, приходилось ли в вашей практике встречаться с ограничениями в вашей деятельности со стороны руководства Совета Европы? Было ли на вас какое-то давление в связи с этим? - Я не был бы искренним, если бы стал утверждать, что на Комитет вообще не оказывается никакого давления или не предпринимаются попытки вмешательства в его деятельность. Хотя, нужно признать, что подобное давление осуществляется не в открытой и прямой форме, а преимущественно путем настоятельных «просьб» или «рекомендаций». Такие «рекомендации» могут касаться не того, что следует «покритиковать или похвалить кого-то», а скорее того, что нужно посетить какую-то страну или какое-то конкретное лицо, содержащееся под стражей. Но бывает давление и иного рода. Так, осенью 2011 года десятки сторонников курдских сепаратистов разбили стеклянную дверь здания Совета Европы, в котором размещен и наш Комитет, и ворвались внутрь. Одно из требований манифестантов заключалось в том, чтобы наш Комитет вновь посетил лидера РПК Абдуллу Оджалана, который с 1999 года отбывает пожизненное заключение в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море. На ежегодной пресс-конференции, организованной спустя несколько дней после этого инцидента, я заявил, что Комитет открыт к диалогу и сотрудничеству со всеми, кто заинтересован в выполнении целей и задач Комитета, но мы категорически не приемлем какого-либо давления, откуда бы оно ни исходило. - Хочу спросить вас о ситуации в Азербайджане и надеюсь на искренний ответ. Как вы оцениваете положение в местах лишения свободы? Два года назад вы посещали Азербайджан с особой миссией, проверяли ситуацию в тюрьмах. Почему вы не обнародовали итоговый доклад? - Прежде чем ответить непосредственно на ваш вопрос, хочу с удовлетворением отметить, что между соответствующими государственными органами Азербайджана и Комитетом налажено сотрудничество на очень хорошем уровне. Имею в виду в особенности то, что во время мониторинговых миссий Комитета в нашу страну членам его делегации создаются все необходимые условия для осуществления ими своих функций и задач. В этой связи хочу особо подчеркнуть отношение руководства Министерства юстиции и Пенитенциарной службы к работе Комитета и взаимодействию с ним. Мне известно, что под конец каждого визита Комитета в Азербайджан министр юстиции сам принимает членов делегации, обстоятельно обсуждает с ними итоги визита, а вслед за этим все замечания и рекомендации делегации обстоятельно анализируются на коллегии министерства. Такой подход высоко ценится нашим Комитетом. Что касается положения дел в пенитенциарной системе Азербайджана, могу только повторить общеизвестный факт, что в этой сфере сделано очень много, особенно в последние годы, и реформы в этом направлении в настоящее время успешно продолжаются. Впрочем, это отмечают как международные, так и национальные наблюдатели. Надеюсь, что скоро доклады Комитета по итогам последних визитов будут опубликованы и оценка Комитетом проводимых реформ будет доступна общественности. Со всей ответственностью могу заявить: что касается того, как сотрудники пенитенциарных учреждений обращаются с заключенными, то ситуация в Азербайджане лучше, чем в подавляющем большинстве стран Европы. Существенно улучшено медицинское обеспечение осужденных. Значительный прогресс достигнут также в плане улучшения материальных условий содержания заключенных и приведения их в соответствие с европейскими стандартами. Назову только один факт: в настоящее время в Азербайджане строятся семь новых пенитенциарных учреждений. Имеются и другие позитивные моменты. Но и есть проблемы и недостатки. Когда упомянутый вами доклад будет обнародован, я буду готов детально обсудить с вами достижения и имеющиеся проблемы. - На протяжении долгих лет вы посещали тюрьмы 47 стран - членов Совета Европы. Кого из знаменитых заключенных вы посещали в местах не столь отдаленных? Встречались ли с Ходорковским, Тимошенко или Оджаланом? Или, к примеру, посещали ли арестованных в Турции по скандальному делу «Эргенекон», по которому были арестованы представители турецкого генералитета, журналисты и политики? - Я уже упоминал Абдуллу Оджалана. Его наш Комитет посещал не один, а целых пять раз! Комитет неоднократно возвращался на остров Имралы для того, чтобы убедиться в том, что его прежние рекомендации в отношении этого осужденного полностью выполняются. Тимошенко мы посещали два раза. В первый раз это случилось в 2011 году, когда она содержалась в Киевском СИЗО в медчасти. Кстати, в то время наш Комитет был первым международным органом, который получил доступ к Тимошенко. А во второй раз мы встречались с ней в больнице, в специально оборудованной для нее палате, куда она была переведена из Харьковской женской колонии. А вот Ходорковского мы не видели за решеткой. Это потому, что ни он сам, ни его адвокаты никогда не обращались к нам с жалобами по поводу условий содержания или обращения с ним. Осужденных по нашумевшему делу «Эргенекон» мы также не посещали. Опять же по причине отсутствия жалоб. Что касается посещения Комитетом известных заключенных, добавлю еще два имени. Один из них – Чарльз Тэйлор, бывший президент Либерии, который в 2012 году был осужден Специальным судом по Сьерре-Леоне на 50 лет лишения свободы за военные преступления и преступления против человечности и в настоящее время содержится в Великобритании. Комитет посетил его совсем недавно – 18-19 ноября этого года. Второй – Радислав Крстич, экс-генерал армии боснийских сербов. В 2001 году он был осужден Международным трибуналом по бывшей Югославии на 46 лет лишения свободы за геноцид мусульман в Сребренице; после апелляции срок наказания был сокращен до 35 лет. Его мы посещали два раза, когда он содержался в Великобритании, в тюрьме «Вейкфильд». Первое посещение состоялось в марте 2010 году. Комитет вернулся к нему через два месяца, когда узнал, что в своей камере на него напали трое заключенных, которые нанесли ему тяжкие телесные повреждения. По всей видимости, нападавшие хотели отомстить ему за его гнусные злодеяния в Сребренице. Кстати, в марте этого года Крстич был переведен в Польшу для дальнейшего отбывания наказания. - Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы в европейской пенитенциарной системе и насколько эти проблемы характерны для постсоветского пространства? - Сегодня наиболее серьезная проблема для многих стран Европы – это перенаселенность тюрем, т.е. когда количество заключенных превышает вместимость имеющихся в стране пенитенциарных учреждений. Помимо Сербии, Италии и Греции, которые являются рекордсменами в этом плане, указанная проблема существует также в Албании, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Венгрии, Ирландии, Испании, на Кипре, в Польше, Франции и других странах. В этом году Европейский суд по правам человека вынес прецедентное решение против Италии, посчитав, что перенаселенность в итальянских тюрьмах нарушает статью 3 Европейской конвенции о правах человека, т.е. представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Суд обязал итальянские власти выплатить семи заявителям, выигравшим это дело, компенсацию в размере 100 тысяч евро, а также разрешить проблему перенаселенности тюрем в течение одного года. Для того чтобы как-то смягчить эту проблему, бельгийские власти пошли на беспрецедентный шаг: они арендовали у соседних Нидерландов тюрьму в приграничном городе Тильбурге для содержания более 600 осужденных. Согласно межправительственному соглашению, Бельгия обязалась перечислять Нидерландам около 40 млн евро ежегодно. Кстати, эту тюрьму наш Комитет посещал в октябре 2011 года. Проблема перенаселенности тюрем существует и в некоторых постсоветских странах, в частности Молдове и России. Еще одна проблема для европейских тюрем – плохие материальные условия содержания. Комитет сталкивался с этой проблемой даже в пенитенциарных учреждениях таких экономически благополучных стран, как Бельгия, Ирландия и Франция. Суд первой инстанции в Брюсселе, например, отказался принять решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивировав это решение бесчеловечными материальными условиями в соответствующей городской тюрьме. А Европейский суд по правам человека в одном из своих решений обязал Бельгию не экстрадировать заявителя в Грецию, поскольку в случае выдачи тот был бы подвергнут унижающему обращению в силу существующих в греческих тюрьмах условий содержания. Эта проблема характерна также для многих постсоветских пенитенциарных учреждений. В ряде европейских тюрем иностранцы-заключенные сталкиваются с серьезными проблемами и подвергаются дискриминации. В силу незнания местного языка, традиций и культурных особенностей иностранцы-заключенные не могут, в частности, надлежащим образом пользоваться медицинским обслуживанием, правовой помощью и другими услугами. Надо сказать, что число иностранцев с каждым годом растет; в особенности это характерно для пенитенциарных учреждениях Западной Европы. Так, в Швейцарии иностранные граждане составляют 75% от общего тюремного населения, в Люксембурге – 70%, а в Греции и на Кипре – около 60%. В силу того, что количество иностранцев в постсоветских тюрьмах не так велико, указанная проблема не приобрела еще столь серьезного характера. - В следующем году истекает срок ваших полномочий на посту председателя Комитета. Каковы ваши дальнейшие планы? Вернетесь в Баку или продолжите деятельность в международных правительственных организациях? - Да, действительно, в следующем году у меня заканчивается срок полномочий в Комитете, в котором я работал с 2004 года. Но это была экспертная работа, т.е. без отрыва от моей основной деятельности. Такие же экспертные услуги я оказываю в Венецианской комиссии, куда был назначен в декабре 2003 года по распоряжению главы государства. На таких же началах я в течение нескольких лет служил экспертом ООН. А так я продолжаю работать в Аппарате Милли Меджлиса и кроме того веду лекции по правам человека в Бакинском государственном университете. Я очень люблю свою страну и, где бы ни работал – как в ООН, так и в Совете Европы, – всегда четко отдавал себе отчет в том, что обязан достойно представлять свою страну и свой народ. http://haqqin.az/news/36363

Просмотров: 173 | Добавил: Admin | Теги: Пенитенциарная Служба, тюрьмы, CPT, ЕКПП, азербайджан | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Календарь

«  Январь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 62

Друзья сайта

  • FIDH
  • OMCT
  • PRI
  • CAT
  • CPT
  • Amnesty International
  • Penitentiary Service
  • Prison Watch - Azerbaijan
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0