AiHMM logo

Пенитенциарные учреждения Азербайджана

Форма входа

Главная » 2013 » Сентябрь » 16 » Столыпинские «пытки»
18:36
Столыпинские «пытки»

Дата: 29-08-2013 | 14:25
29 август истекал срок моего 2-месячного предварительного ареста. 21 августа я был этапирован в Лянкаран в арестантском вагоне, который заключенные называют «столыпинским».

Петр Аркадьевич Столыпин был видной политической фигуры царской России начала 20 века. Став премьер-министром во время первой русской революции 1905-1907 гг. он с одной стороны решительно боролся против революции, а с другой стороны, проводил довольно успешные реформы. Его подозрительное убийство в сентябре 1911 года стало одним из сильных ударов по будущему русского самодержавия. Царизм больше не имел (или не нашел) деятелей столыпинского калибра. Ни до, ни после ни один премьер-министр или министр империи не был таким влиятельным, как Столыпин. Недаром в историю вошли нектторые термины, связанные с его именем: столыпинские реформы, столыпинские поселения, столыпинский галстук, столыпинские вагоны и т.д.

Последний термин подразумевал арестантские вагоны, в которых многочисленных революционеров и оппозиционеров отправляли в Сибирь. Хотя нынешние вагоны аналогичного назначения вовсе не те. Наш брат продолжает называть их «столыпинскими», а часто еще проще – «столыпиным». Вагон, в котором я ехал, почти обычное купе, только передняя стена заменена на решетки – для постоянного надзора над заключенными. Такой же является и дверь., в середине которой есть маленькая форточка-кормушка для передачи еды и питья. Впрочем, азербайджаноязычные заключенные деформировали этот термин до «гармошки». Но мы немного забежали вперед, поэтому чернеемся назад.

20 августа один из моих адвокатов Неймат Керимли, встретившись со мной в Курдаханском изоляторе, сообщил о завтрашнем этапировании. До этого мне не приходилось ехать в вагон-заке. Из Лянкарана в Курдаханлы меня отправили «спецрейсом» на автомобиле для перевозки заключенных марки FİAT. Но в течение почти 2-месячного заключения слышу немало рассказов о «комфорте» этапирования в вагоне, особенно летом. Поэтому 21 августа невольно наблюдал за погодой и было приятно, что выдался не самый жаркий день. Днем температура была приблизительно около 30 градусов, если не ниже.

Сокамерник-лянкаранец, который несколько раз пережил «столыпин», советовал сразу подойти к конвою и добиться купе-двойняшки, т.е купе для двоих. Эти купе предназначены для перевозки женщин и несовершеннолетних арестантов. Если в составе в составе этапируемых таковых нет, то туда переселяют обычных, или как можно сказать, обычных заключенных.


Сокамерник утверждал, что за 5 манатов можно попасть в эти купе. Но я привык бороться за права, а не искать привилегий и льгот. Иначе вряд ли оказался бы в этом вагоне. Поэтому отверг совет сокамерника.

В 7 часу вечера надзиратели изолятора сообщили о этапировании. Вещи мои были готовы, и через полчаса я проходил обыск в пересыльной камере. А где-то еще через час оказался в долгожданном вагоне.

Как удалось уточнить, «столыпин» рассчитан на 42 человека, есть койки на третьем ярусе можно считать лежачими. Но наша пенитенциарная служба всегда выделяет только один вагон – независимо от количества этапируемых. Я не смог определить количество своих попутчиков, но бесспорно их было чуть меньше сотни. В нашем 6-местном купе оказались 14 заключенных. Уже через несколько секунд абсолютно все были в таком виде, будто оказались под ливнем. Духоту, влажность, запах невозможно описать. Людям хотелось снять верхнюю одежду и надеть шорты. Но не так легко было двигаться в такой тесноте. Да и после обыска в изоляторе трудно было найти одежду в спортивной сумке. Плюс в вагоне, который еще не был прицеплен к составу, отсутствовал свет.

Больше трех часов, пока поезд не сдвинулся, пришлось провести в таком состоянии. Кстати, забыл отметить, что этапируемые автоматически лишаются ужина. Единственное что конвой предлагает заключенным – это кипяток. Впрочем, трудно представить, как в таких условиях можно ужинать, даже если бы нам и предлагали. Но голод был последним, что мучило этапируемых. Точнее. О еде никто не говорил.

Движение поезда немного облегчило наше состояние. Но оно все равно оставалось незавидным. Из-за количества людей две нижние койки стали сидячими местами. Лечь можно было только на 4-х верхних койках. Разумеется, поочередно. С самого начала пути мне уважительно предложили воспользоваться одной из этих коек. Но я ответил отказом, понимая, что наверху температура окажется еще выше. Только ближе к 4 утра я почувствовал, что стало попрохладнее, и я заснул. Тол ли из-за уважения к моему возрасту, то ли к истории моего ареста, меня не разбудили, и остальную часть пути я провел в спасительном сне.


Но еще до этого заметил нервозность этапируемых, их постоянные споры с конвоем. К справедливости сказать конвой, который не был виноват в состоянии заключенных, оказался на высоте, сохранив невозмутимость – выполняя свои обязанности и по возможности успокаивая этапируемых.

Лянкаран встретил нас морским воздухом и дождем. Когда я собирал свои вещи и благодарил Всевышнего за то, что территория нашей страны отнюдь не столыпинская, этот ад наконец-то позади, один из моих попутчиков – арестант с богатым послужным списком и несколькими «ходами» заявил: «Это одно из лучших этапирований, которое я видел. А то приходилось видеть в купе 22-25 человек». Тогда я понял, что мне повезло не только с погодой, но и с количеством этапируемых.

Такая ситуация особенно удивительна в сравнении с успехами, которые наша пенитенциарная служба добилась в последние годы. Эти успехи невозможно отрицать. Конечно, все не так, как хотелось бы. Критика и отрицательные отзывы то и дело просачиваются в независимые СМИ. В течение 2 месяцев сам не раз сталкивался с отрицательными явлениями и рассказами о беззаконии. Но то, что условия содержания гораздо улучшились – это бесспорно. На этом фоне условия этапирования выглядят просто архаичными, действительно столыпинскими.

Следует отметить, что данная проблема не освещалась прессой то ли по той причине, что политзаключенные арестовывались за деятельность в Баку и их никуда не этапировали, то ли по другим причинам.

Надеюсь, данная статья обратит внимание Пенитенциарной службы и аппарат Омбудсмена на данную проблему. А у меня нет времени, следует подготовиться к возвращению. Так как Лянкаранский суд продлил сегодня срок моего ареста. 

Ядигяр Садыгов, камера предварительного заключения Лянкаранского отделения полиции.

- See more at: http://minval.az/author/334#sthash.yny05XvL.dpuf

Просмотров: 307 | Добавил: Admin | Теги: Транспортировка, азербайджан, заключенные | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 62

Друзья сайта

  • FIDH
  • OMCT
  • PRI
  • CAT
  • CPT
  • Amnesty International
  • Penitentiary Service
  • Prison Watch - Azerbaijan
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0