AiHMM logo

Пенитенциарные учреждения Азербайджана

Категории раздела

Статьи Правозащитного Центра Азербайджана [7]
Статьи других авторов [6]

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи Правозащитного Центра Азербайджана

Эльдар Зейналов. Смертники

Эльдар Зейналов

СМЕРТНИКИ

Информацию о последних расстрелах официально подтвердили лишь спустя 5 лет…

            Предлагаемая Вашему вниманию серия статей является попыткой описания сравнительно короткого, но насыщенного важными событиями периода в истории корпуса №5 Баиловской тюрьмы в г.Баку (Следственный Изолятор №1), который в течение более чем семи десятилетий использовался для содержания и расстрела лиц, приговоренных к смертной казни. В 2009 г. Баиловскую тюрьму уничтожили под предлогом благоустройства города. Несмотря на предложения сделать из расстрельного корпуса музей смертной казни, снесли и его.

Тема смертной казни всегда была табуированной, и информацию о ней можно было добыть по крохам даже во время перестройки. Все – от статистики смертных приговоров до места захоронения казненных держалось в глубокой тайне и обрастало мифами.

            …Когда в начале 1993 г. ко мне, тогда журналисту газеты «Истиглал», пришла тайная записка («ксива») от уголовника В., которого содержали в Баиловской тюрьме, ничто не предвещало, что его дело как-то коснется этой темы. Немолодого уже мужчину подвергали изощренным пыткам для того, чтобы получить показания на банкира, телохранителем которого он работал. Я предал эту историю гласности, получил в результате некоторую головную боль, но в результате всю группу подследственных освободили, а громкое дело спустили на тормозах и закрыли.

            Встретившись затем со своим протеже, я неожиданно услышал от него невероятную историю, как его, чтобы запугать, якобы водили в расстрельный подвал, где он видел трупы расстрелянных и пережил имитацию расстрела. В прессе тогда об исполнении смертных приговоров ничего не писалось, а с другой стороны, человек не производил впечатление фантазера. Впоследствии этот человек уехал из страны, но невероятная история отложилась в памяти.

            Пять лет спустя, в дискуссиях об отмене смертной казни всплыло, что именно в описываемое время (февраль 1993 г.) в Баиловской тюрьме произошла серия последних расстрелов. А еще через некоторое время, в конце 1999 г. ко мне пришла анонимная «ксива» от бывшего смертника, где описывались события, связанные с последними расстрелами. В ней было столько невероятного, что я не решился сразу без проверки опубликовать эту историю.

Но кто бы мог ее подтвердить или опровергнуть? К бывшим смертникам тогда пускали весьма неохотно, и то в сопровождении персонала, так что ни о какой конфиденциальности бесед речи идти не могло. Однако в марте 2000 г. мне удалось встретиться в Армении с прошедшими через «пятый корпус» бывшими смертниками-армянами, обменянными на наших военнопленных в 1996 г. Они стали первыми свидетелями, независимо от авторов «ксив», подтвердившими описанные в них события.

В дальнейшем я опубликовал десятки статей на эту тему в прессе Азербайджана и России. Несмотря на то, что затрагивались очень чувствительные темы, ни на одну из них не было никакой реакции от официальных лиц. Зато откликнулись бывшие смертники, их родственники, бывшие сотрудники тюрьмы. Со временем стали возможны и встречи с бывшими узниками «пятого корпуса», содержащимися сейчас на в Гобустанской тюрьме и колонии №8 для особо опасных рецидивистов.

            Имея многолетний журналистский опыт, я скомпилировал многообразные, во многом субъективные и противоречивые свидетельства тех, кто прожил в «пятом корпусе» от нескольких месяцев до многих лет. Для этого пришлось потратить много лет, встретиться с десятками бывших смертников, собирать по семьям чудом сохранившиеся «малявы» из «пятого корпуса», по каплям выведывать информацию у старых сотрудников Баиловской тюрьмы. Так что «Смертник» и «сотрудник тюрьмы», фигурирующие иногда в моем повествовании – это собирательные образы…

В отличие от следствия и судебного процесса, где уголовники считают необходимым лгать и выкручиваться, описание ими событий внутренней жизни «пятого корпуса», как правило, детально и ответственно. Специфика отношений в тюрьмах такова, что за клевету в отношении другого заключенного «мутила» (провокатор) может поплатиться своей мужской честью, здоровьем и даже жизнью. Потому так категоричны те, кто, выражаясь тюремным жаргоном, «кладет курс» на волю, и поэтому так возмущаются другие заключенные, находя в тексте самые мелкие неточности.

            Тем не менее, я не могу поручиться, что все изложенное в книге абсолютно достоверно. Ведь «корпус смерти» - не колония со свободным перемещением и общением заключенных, когда можно обсудить и выяснить детали той или иной истории. Смертники долгими годами сидели в одной и той же камере и могли за все время нахождения в «Пятом корпусе» ни разу даже не увидеть тех, с кем общались устно через «кормушки» (окна в двери) или «малявами» и заочно дружили. О событиях они часто могли судить лишь на слух, по рассказам старожилов или «шнырей» (тюремной хозяйственной обслуги). О некоторых событиях вообще известно лишь «из вторых рук», по рассказам сокамерников, так как сами очевидцы не смогли пережить лихолетья «пресса» (издевательств).

С другой стороны, по психологически понятной причине некоторые смертники, детально описывая издевательства над собой со стороны персонала, пытаются в то же время замолчать или приукрасить поведение самих смертников. Ведь уродливые отношения в переполненных камерах тоже явились причиной поломанных судеб и смертей по вине самих заключенных.

Я заранее извиняюсь за возможные допущенные мною ошибки и фактические неточности. Если же я все же решился опубликовать эти материалы, то лишь потому, что каждый год вырывает ценных свидетелей.

Сами бывшие смертники опасаются, что кого-то из них, как носителей секретов «пятого корпуса», попытаются уничтожить физически, тем более, что некоторые из участников событий все еще работают в тюремной системе. Поэтому имена некоторых из тех, которые выжили в аду «Пятого корпуса», я даже сейчас вынужден скрывать под псевдонимами или абстрактными инициалами. Да и имена палачей в большинстве случаев изменены – никого нельзя назвать преступником без приговора суда, да и их семьи тоже ни в чем не виноваты.

Некоторые из описанных событий, в случае, если они являются подлинными (а это может установить лишь независимый и беспристрастный суд) по своему характеру могут быть расценены как пытка, жестокое обращение и даже внесудебная казнь. В момент их совершения такое обращение с заключенными было запрещено национальным и международным законодательством, которое оговаривает права даже тех, кого отвергло общество.

Среди тюремных психологов известен так называемый синдром «коридора смертников», вызванный постоянным ожиданием казни и считающийся жестоким обращением. Некоторые из тех, кого я видел, ждали расстрела 6-7,5 лет, при этом еще и подвергаясь физическому давлению со стороны и персонала и сокамерников и наблюдая, как вокруг десятками гибнут другие заключенные. Не случайно наиболее часто бывшие смертники сравнивают «Пятый корпус» с нацистскими концлагерями. За первые шесть лет независимости тут умер каждый второй. На мой взгляд, это должно быть публично признано, виновные – наказаны, а жертвы издевательств, вне зависимости от преступлений, которые привели их в «корпус смерти» – соответственно скомпенсированы, т.е. помилованы с заменой пожизненного заключения длительным сроком лишения свободы.

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ

 

В новейшей истории Азербайджана смерт­ная казнь впервые была введена в 1918 году как исключительная ме­ра наказания, но уже в январе 1920 г. была отменена. Вновь введе­на в 1922 году. С 1947 по 1950 год смертная казнь была заменена 25-летним сроком заключения. С 1950 по 1998 гг. смертная казнь оставалась в законодательстве как высшая мера наказания.  В последние 20 «советских» лет перед независимостью (1971-1991) в Азербайджане ими было вынесено более 400 смертных приговоров, то есть в среднем по 20 в год. Примерно столько же выносится сейчас пожизненных приговоров.

В УК, введенном в Азербайджане законом от 8 декабря 1960 г., предусматривалась высшая мера наказания уже за 32 преступления, из которых 4 были экономические, 5 - политические, 17 военные (в основном преступления, совершаемые в военной обстановке). Сопровождавшая период обретения независимости острая политическая борьба привела к тому, что в 1992-94 гг. в УК были введены еще 4 статьи, предусматривающие смертную казнь в качестве наказания за политические преступления, и в то же время исключены экономические «подрасстрельные» статьи.

Период перестройки (1985-1990 гг.), казалось бы, подвел к отмене смертной казни в Азербайджане. Согласно статистике, в 1986 г. были приговорены к высшей мере наказания 17 человек, в 1987 г. – 11, в 1988 г. – 6, в 1989 г. – 3, в 1990 г. – 3. Примерно такой же была и статистика исполнения приговоров: в 1988 году - в отноше­нии 5 лиц, в 1989 году - 6, в 1990 году – 3, в 1991 г. никого ни казнили.

Но, вопреки декларациям о гуманизации судебной системы после коммунистов, статистика периода независимости показывает неуклонный  рост числа  приговоров к смертной казни, которая становится все менее «исключительной» мерой наказания. Так, в 1991 г., по официальным данным, были приговорены к расстрелу 18 человек, в 1992 г. – 27, в 1993 г. – 22, в 1994 г. – 23, в 1995 г. – 30, в 1996 г. – 39, в 1997 г. – 23, с 1 января по 10 февраля 1998 г. – 6. Восстановилось и исполнение смертных приговоров: в 1992-93 гг. были казнены 9 смертников и еще 2 назначенных к расстрелу умерли, не дождавшись исполнения приговора. Начиная с 1995 г., стали выноситься смертные приговоры по политическим делам.

Согласно опросам общественного мнения в 1990-х гг., около 80% населения выступало за сохранение смертной казни. Если бы в стране был проведен референдум по этому вопросу, едва ли это явилось бы возможным.  С этой точки зрения авторитарный режим в Азербайджане оказался более чем идеальным для проведения в жизнь волевого решения об отмене смертной казни.

Видимо, с учетом непопулярности полной отмены смертной казни, этот процесс происходил в несколько этапов. Так, в 1993 г. были целиком отменены 2 статьи УК и исключена смертная казнь еще из 2. Затем, 21 октября 1994 г. в стране была отменена смертная казнь для женщин. В Конституции 1995 года было  упомянуто, что  «в  качестве  исключительной  меры  наказания смертная казнь вплоть до ее полной отмены может устанавливаться только за  особо тяжкие  преступления против государства,  против жизни и здоровья человека». В 1996 г. были исключены 3 статьи и смертная казнь исключена еще из 18, принято решение о неприменении смертной казни к мужчинам, достигнувшим к моменту совершения преступления 65 лет. Таким образом, к моменту отмены смертной казни исключительная  мера  наказания  предусматривалась лишь за преступления, предусмотренные 12 статьями УК.

3 февраля 1998 г. президент Гейдар Алиев обратился к Милли Меджлису с законодательной инициативой о полной отмене смертной казни. Высокое авторство инициативы сразу смягчило сердца даже тех, кто еще совсем недавно активно отстаивал в парламенте и в прессе смертную казнь. Спустя неделю, 10 февраля 1998 г. был принят исторический закон об отмене смертной казни...

Категория: Статьи Правозащитного Центра Азербайджана | Добавил: Admin (07.12.2014)
Просмотров: 252 | Теги: Смертники, азербайджан, Эльдар Зейналов, заключенные | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 62

Друзья сайта

  • FIDH
  • OMCT
  • PRI
  • CAT
  • CPT
  • Amnesty International
  • Penitentiary Service
  • Prison Watch - Azerbaijan
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0